Предисловие кундалини — спящая змея - страница 12

«атман», то это просто слово; за ним ничего не стоит. Когда мы говорим «стена», то это не только слово, за ним стоит суть; мы знаем, что означает стена. Но за словом атман нет никакого смысла, потому что у нас нет знаний, нет переживания атмана. Это наше пятое тело, и только если Кундалини пробудилась в четвертом, то можно войти в пятое; иначе мы не сможем войти. Мы ничего не знаем о четвертом теле, поэтому пятое тоже остается нам неизвестным.

Лишь весьма ограниченное число людей достигли пятого тела; это те, кого мы называем спиритуалистами, духовными людьми. Эти люди считают это концом путешествия и объявля­ют: «Достичь атмана — достичь всего». Но путешествие еще не окончено. Однако достигшие пятого тела отрицают сущест­вование Бога. Они говорят: «Брахмана не существует; нет никакого параматмана», точно так же, как те, кто застрял на четвертом теле, отрицают существование атмана. Подобно тому, как материалисты говорят: «Тело — это все; когда тело умирает, умирает все», точно так спиритуалисты утверждают: «Нет ничего за пределами атмана: атман — это все; это наивысшее состояние бытия». Но это всего лишь пятое тело.

Шестое тело — космическое тело. Когда человек эволюци­онирует за пределы своего атмана, когда он желает расстаться с ним, он вступает в шестое. Если человечество развивается научно, то развитие шестого тела заканчивается к сорока двум годам, а седьмое — нирваническое — к сорока девяти. Седьмое тело — это состояние бестелесности, невещественности. Это конечное состояние, в котором остается только пустота, вакуум — нет даже брахмана, космической реальности, только пустота. Ничего не остается; все исчезает.

Поэтому, когда кто-то спрашивал Будду о том, что проис­ходит там, он отвечал: «Пламя умирает». «И что происходит тогда?» — спрашивали его вновь. «Когда пламя утеряно, вы уже ни о чем не спрашиваете, куда оно ушло? Где пламя сейчас? Оно утеряно, и это все». Слово нирвана означает угасание пламени. И тогда, как говорил Будда, происходит нирвана.

Состояние мокши — переживание пятого тела. Ограниче­ния первых четырех тел трансцендируются, и душа полностью становится свободной. Освобождение — это переживание пятого тела. Рай и ад принадлежат четвертому телу, остановившейся здесь, определенно испытает их воздействие на себе. Для тех, кто остановился на первом, втором или третьем теле, жизнь между рождением и смертью становится всем; для них после смерти жизни нет. Если человек переходит в четвертое тело, после смерти он переживает ад или рай, где есть бесконечные возможности для счастья и страдания.

Если же он достигает пятого тела, то перед ним открывается дверь освобождения, а если он достигает шестого, то там встречается с возможностью реализации в качестве Бога (Бо­жественной реализации). Тогда уже вопрос об освобождении не возникает; человек становится един с тем, что есть. Утвержде­ние «Я — есть Бог» — Ахам Брахман — принадлежит этому плану. Но остается еще один шаг — последний прыжок, — где нет ни ахама, ни Брахмана, где я и ты вообще не существует, где попросту нет ничего; там есть только полная и абсолютная пустота, вакуум. Это нирвана.

Эти семь тел развиваются в течение сорока девяти лет. Вот почему середина пятидесятилетнего периода известна как время революции. Первые двадцать пять лет существует одна система жизни. В этот период прилагаются усилия для развития первых четырех тел; при этом предполагается, что человек получает полное образование. Затем предполагается, что в оставшиеся двадцать пять лет, человек прилагает усилия для достижения пятого, шестого и седьмого тел. Поэтому пятьдесят лет счита­ются критическим возрастом. К этому времени человек должен обратить свой взор к лесу, теперь он должен отвернуться от общества, от толпы.

Семьдесят пять — еще один революционный год; в этом возрасте человек должен был принимать саньясу. Повернуться к лесу — значит уйти от толпы и суеты людей; саньяса же означает, что пришло время посмотреть за пределы своего эго, трансцендировать эго. В лесу «я» обязательно останется с ним, хотя все другое отвергается, но в семьдесят пять пора отверг­нуть и это «я».

Однако условие было таковым, что человек в качестве домохозяина должен был развить все семь тел, чтобы остаток путешествия был спонтанным и радостным. Но если это не сделано, то это становится очень трудным, потому что с каждым семилетним циклом связан определенный этап развития. Если физическое тело ребенка, не достигло полного развития в пер­вые семь лет, ребенок на всю жизнь останется болезненным. Большее, что мы можем для него сделать, — предупреждать развитие болезни, но здоровым он никогда не будет, потому что основа, базис здоровья, который должен был сформироваться в первые семь лет, был подорван. То, что должно было быть сильным и крепким, было потревожено в период его развития. Это все равно, что закладывать фундамент дома: если фундамент плох, будет трудно — нет, невозможно — починить его, когда уже готова крыша. Только на стадии возведения фундамента его можно хорошо выложить. Поэтому только в первые семь лет, если условия складываются благоприятно, тело развивается правильно. Если второе тело эмоций развивается неправильно в последующие семь лет, то результатом будут многочисленные сексуальные извращения, которые очень труд­но излечить позднее. Поэтому период развития каждого тела очень важен.

На каждой стадии жизни каждое тело имеет свой домини­рующий период развития. Небольшие отклонения имеют место, но это не столь важно. Если сексуальность не развилась до четырнадцати лет, то вся жизнь превращается в суровое испы­тание. Если интеллект не развился к двадцати одному году, то шансы на его дальнейшее развитие малы. Мы пришли к некоему соглашению: мы заботимся о первом теле, затем мы посылаем ребенка в школу для развития интеллекта. Но мы абсолютно забываем, что остальные тела также имеют определенное время, потерять которое — значит навлечь на себя дополнительные трудности.

Человек тратит пятьдесят лет на развитие тел, формирование которых должно было быть закончено в двадцать один год. Вполне очевидно, что в пятьдесят у него не столько сил, сколько было в двадцать один, поэтому ему приходится прилагать много усилий. Тогда то, что гораздо легче было завершить в юности, становится трудным и продолжительным занятием.

На его пути встречается и еще одна трудность: в двадцать один год он стоял у самой двери, но упустил шанс. Теперь, в течение последующих тридцати, он побывал в столь многих местах, что потерял из виду нужную дверь. Его блуждания делают невозможным для него определить место, перед которым он стоял в двадцать один год, когда для того, чтобы дверь открылась, достаточно было лишь легкого толчка.

Поэтому-то дети нуждаются в хорошо организованной ситуации до достижения двадцати пяти лет. Все должно быть настолько хорошо спланировано, чтобы довести их развитие до четвертого тела. После достижения четвертого тела все стано­вится легким. Тогда будет заложен крепкий фундамент; теперь останется лишь дождаться плодов. Дерево формируется вплоть до четвертого тела; фрукты начинают появляться на пятом, достигая кульминации на седьмом. Небольшие отклонения вполне возможны, но мы должны уделять пристальное внимание фундаменту.

В этом отношении следует помнить еще об одном. Различия между мужчиной и женщиной сохраняются вплоть до четвертого тела. Например, если индивид — мужчина, его физическое тело — мужское. Но его второе тело — эфирное, находящееся за физическим, — женское, потому что ни отрицательный, ни положительный полюса, не могут существовать сами по себе. Мужское и женское тела в терминах электричества являются положительным и отрицательным телами.

Физическое тело женщины отрицательно; поэтому она не бывает агрессивна в вопросах секса. Она может вынести наси­лие мужчины в этом отношении, но сама быть агрессивной не может. Она ничего не может сделать с мужчиной без его согласия. Первое тело мужчины — положительно, то есть агрессивно. Следовательно, он может совершить акт насилия над женщиной, не спрашивая ее согласия. Под отрицательным мы не подразумеваем ноль или отсутствие. В терминах элект­ричества отрицательное, означает восприимчивость, резервуар. В женском теле энергия лежит в резерве. Но она не активна.

Вот почему женщины не являются творцами. Они не созда­ют великой поэзии, шедевров живописи, не делают грандиозных научных открытий. Так происходит вследствие того, что для исследований, для творчества необходима агрессия. Женщина может ждать; поэтому только она может рожать детей.

У мужчины физическое тело положительно, но там, где есть положительное тело, за ним должно быть и отрицательное, иначе оно не сможет существовать. Оба тела присутствуют одновременно; тогда круг замыкается в своей полноте. Итак, второе тело мужчины женское, в то время как второе тело женщины мужское. Вот почему — и это интересный факт — мужчина, кажется, и является, в том, что касается первого тела, сильным. Но за этой внешней силой скрывается слабое женское тело. Поэтому мужчина может проявлять свою силу только кратковременно. Вот почему на длинных дистанциях он уступа­ет женщине, потому что за хрупким женским телом скрывается сильное положительное тело.

Вот почему сила сопротивляемости, выносливость женщин больше, чем у мужчин. Если мужчина и женщина страдают от одной и той же болезни, то женщина справляется с ней легче, чем мужчина. Женщина рожает детей. Если бы мужчина мог рожать, то он понял бы, через какие муки приходится прохо­дить. Тогда, возможно, не возникла бы необходимость в плани­ровании семьи — потому что мужчина не вынес бы столь сильную и продолжительную боль. На мгновение он может выйти из себя, возможно, взорваться, но девять месяцев вына­шивать дитя и потом многие годы терпеливо воспитывать его, — нет уж, увольте. Если ребенок плачет всю ночь, он может

придушить его. Он не сможет успокоить капризничающего малыша. Он очень силен, но за внешней оболочкой скрывается слабое, хрупкое эфирное тело. Поэтому он не может долго терпеть боль или дискомфорт.

Женщины болеют реже мужчин, их продолжительность жизни дольше. По этой причине между женихом и невестой должна быть разница в пять лет, иначе весь мир наполнится вдовами. Если юноше двадцать лет, то его невестой должна стать двадцатипятилетняя девушка. Продолжительность жизни мужчины меньше на пять лет, таким образом разница будет устранена, жизненные процессы синхронизированы.

На сотню девочек рождается сто шестнадцать мальчиков. Разница на момент рождения составляет шестнадцать человек, но позже соотношение выравнивается. Шестнадцать мальчиков умирают до достижения четырнадцати лет, девочки умирают реже. Так происходит вследствие того, что последние обладают большей сопротивляемостью, которая приходит к ним через второе, мужское тело.

Третье тело мужчин — астральное — вновь будет мужским, а четвертое, или психическое, — женским. Прямо противопо­ложное у женщин. Разделение на женское и мужское существу­ет только до четвертого тела включительно; пятое тело за пределами различий пола. Как только достигается пятое тело, не существует ни мужского, ни женского, — но не ранее.

В связи с этим на ум приходит следующее: каждый мужчина содержит в себе женское тело, а каждая женщина мужское; если случайно женщина выйдет замуж за мужчину, идентичного ее внутреннему мужчине, или если мужчина женится на девушке, идентичной его внутренней женщине, то брак окажется счаст­ливым — обратное невозможно.

Вот почему девяносто девять процентов браков неудачны: нам неизвестно внутреннее правило успеха. До тех пор, пока мы не в состоянии определить правильное соотношение соответс­твенных энергий тела, браки заведомо обречены на неудачу, какие бы шаги ни предпринимались в иных направлениях. Благополучные браки станут возможными, если будут достиг­нуты, абсолютно точно разработанные детали, соответствия раз­личных внутренних тел. Юноши и девушки, достигшие момента пробуждения Кундалини, с легкостью выбирают партнера по жизни. Когда человек обладает полным знанием всех внутрен­них тел, ему не составит труда сделать правильный выбор. Без соответствующих знаний выбор весьма затруднителен.

Поэтому знающие люди настаивают, что в течение первых двадцати пяти лет следует развивать первые четыре тела и соблюдать брахмачарью, только после этого человек может создавать семью — и на ком он должен жениться? С кем он хочет прожить всю свою жизнь? Какого мужчину ищет женщи­на? Она ищет своего внутреннего мужчину. Если случайно выбор был правильным, тогда оба удовлетворены; иначе оста­ется неудовлетворение, порождающее множество извращений. Тогда мужчина отправляется к проститутке или ищет женщину по соседству. Его беспокойство растет изо дня в день, к тому же страдания увеличиваются по мере роста интеллекта.

Если развитие человека остановилось на уровне четырнад­цати лет, он не будет страдать от этой агонии, потому что любые страдания начинаются с развитием третьего тела. Если развиты только первые три тела, человеку будет довольно только секса. Следовательно, существует два способа: либо в первые двадцать пять лет, при соблюдении брахмачарьи, человек развивается вплоть до четвертого тела, либо следует поощрять детские браки. Детские браки означают браки до развития интеллекта, чтобы личность застряла на уровне секса; тогда проблем не возникнет, потому что это отношения на уровне животных. Отношения в детских браках — это чисто сексуаль­ные отношения; в них нет возможности для любви.

В Америке, например, где третье тело развилось пол­ностью, институт брака потерпел крах. Это неизбежность, потому что третье тело восстает против неправильного партнер­ства. Результатом этого стали многочисленные разводы, потому что терпеть такие браки стало невозможно.

Правильна такая форма обучения, которая способствует развитию первых четырех тел. Когда вы достигаете четвертого тела, обучение считается завершенным. Никакое обучение не поможет вам достичь пятого тела. Правильно спланированное обучение с легкостью доведет вас до четвертого тела включи­тельно. Отсюда начинается рост пятого тела. Кундалини же — это возможности четвертого тела; поэтому она является психи­ческим переживанием. Надеюсь, что теперь вам все ясно.


^ Существует ли возможность психической зависимости медитирующего от проводника шактипат? Разрушительно ли это для медитирующего или, наобо­рот, полезно для него?


То, что связывает, не может быть полезным, потому что путы плохи сами по себе. Чем глубже привязанность, тем хуже. Психическая зависимость — отвратительная вещь. Если некто закует меня в цепи, пострадает только мое физическое тело, но если кто-то привяжет меня цепями любви, то связь проникнет глубже, разорвать такую привязанность гораздо труднее. Если некто свяжет меня узами шраддха, веры, то это проникнет еще глубже. Тогда разорвать их будет равносильно святотатству. Любая зависимость плоха, но психическая — хуже всего.

Выступающий в роли проводника шактипат, никогда не захочет вашей зависимости. Если же такое желание есть, значит, такой человек не достоин, называться проводником. Но вполне возможно, что именно вы привяжетесь к нему. Вы можете припасть к его ногам и клясться, что никогда не покинете его, так как благодаря нему великая благодать снизош­ла на вас. В этот момент необходима великая бдительность. Медитирующему следует защитить себя от привязанности. Од­нако, если ему совершенно ясно, что любая зависимость стано­вится великим препятствием на пути духовного роста, тогда ощущение благодарности будет не связующей силой, а освобож­дающей. Если я испытываю к вам чувство благодарности за что-то, то где же здесь место для зависимости? Если я не выражу свою благодарность, то этот факт останется внутренней зависимостью: я ведь даже не выказал своей благодарности. Но выражение благодарности снимает проблему.

Благодарность — это не рабство, не зависимость. Напро­тив, это выражение абсолютной свободы. Но в нас постоянно присутствует тенденция к впадению в рабство, потому что в нас постоянно присутствует страх. Мы никогда не бываем уверены, сможем ли мы выстоять в одиночку или нет; отсюда стремление пристать к кому-нибудь. Что уж говорить о ком-то — идущий по темной улице в ночи человек громко напевает, потому что звук его собственного голоса уменьшает страх. Если это будет голос другого человека, тогда за него тоже можно уцепиться, но в основном он черпает силы в собственном голосе. Человек боится, поэтому он и цепляется за что-нибудь; вот почему тонущий цепляется за соломинку, хотя это не спасет его. Скорее всего, соломинка утонет вместе с ним. Из-за страха ум старается зацепиться за кого-нибудь, будь то гуру или кто-то иной. Поступая подобным образом, мы стремимся защитить себя. Страх является основой всякой зависимости.

Медитирующим следует избегать безопасности. Безопас­ность — опаснейшая паутина привязанности для медитирующе­го. Если он хотя бы на секунду возжаждет безопасности, если он почувствует необходимость опереться на того, в чьем при­сутствии ему ничто не угрожает, а следовательно, он не собьется с пути, если он считает, что все время проведет под крылышком гуру, значит, он уже потерял свою дорогу. Для ищущего, безопасности не существует; опасность является бла­гословением для ищущего. Чем больше безопасность, тем боль­ше возможность для ищущего для расширения души, для того, чтобы стать сильным и бесстрашным. Чем больше защита, тем слабее он становится. Принять помощь — это одно, но продол­жать зависеть от другого — совсем иное.

Вам дается поддержка для того, чтобы вы могли стоять без посторонней помощи. Ее оказывают с намерением, что вскоре помощь уже не понадобится вам. Вы заметили, что когда отец учит ребенка ходить, то держит его руку, а не само дитя? Через несколько дней, малыш научится ходить, и отец отпустит его руку. Но вначале, для пущей уверенности, ребенок держится за руку отца, что означает его неготовность к самостоятельности. Если отец держит малыша за руку, знайте, что ребенок еще не умеет ходить, и было бы крайне опасно предоставить его самому себе. Отец хочет как можно скорее отпустить руку сына, вот почему он учит ребенка ходить. Если же отец продолжает держать руку ребенка из чистого удовольствия, знайте, что он враг своему ребенку.

Многие отцы, многие гуру поступают подобным образом, совершая великую ошибку. Причина, по которой давалась поддержка, потерпела крах. Вместо того чтобы вырастить силь­ного человека, твердо стоящего на собственных ногах, он взращивает инвалида, который всю свою жизнь будет зависеть от подпорок и костылей. Однако это дает удовольствие и удовлетворение отцу или так называемому гуру — ведь без их поддержки вы не можете ходить. Таким образом, они удовлетво­ряют собственное эго.

Но такой гуру не является настоящим гуру. Поэтому именно гуру следует отбросить руку медитирующего и твердо приказать ему идти самостоятельно. И не страшно, если он упадет несколько раз: он сможет подняться вновь. Для того чтобы подняться, человек должен упасть, необходимо несколько падений, чтобы избавиться от страха падения.

Ум пытается зацепиться за чью-то поддержку, так начина­ются все привязанности. Подобное не должно происходить. Медитирующий не должен забывать, что целью его поиска не является безопасность. Он ищет истину, а не безопасность. Если он искренен в своем поиске истины, ему должно отбросить идею защищенности и безопасности. Фальшь предлагает защиту — к тому же немедленную, поэтому ищущий безопасность, немед­ленно подпадает под влияние лжи. Ищущий удобств, никогда не достигает высот истины, потому что путешествие длинно. Он создает причудливые идеи и начинает верить в то, что достиг, в то время как на самом деле он остается на прежнем месте.

Опасен любой вид привязанности — и более всего привя­занность к гуру, потому что это духовная зависимость. Сама фраза «духовная зависимость» содержит в себе противоречие. Духовная свобода преисполнена смысла, но духовное рабство?.. Но в этом мире любой вид рабства менее поработителен, чем рабство духовное. Тому есть причины. Четвертое тело, откуда поднимается дух свободы, все еще остается неразвитым. Боль­шая часть человечества развилась только до третьего тела.

Часто случается так, что верховный судья или вице-прези­дент находятся в подчинении полнейшего идиота. Глядя на это, и другие следуют тому же порядку, думая, что раз уж такой известный человек находится под каблуком... что тогда говорить о нас? Они не знают, что, несмотря на полное развитие третьего тела, несмотря на высокоразвитый интеллект, и судья, и вице-президент остаются невеждами относительно возможностей чет­вертого уровня. В отношении четвертого тела он такой же неуч, как и они. А третье тело таких людей — в котором развивается способность логически мыслить — полностью истощено пос­тоянными дебатами и размышлениями, и поэтому отдыхает.

Когда интеллект устает и расслабляется, он вовлекается в очень неинтеллигентные, не умственные занятия. Все, что рас­слабляется после экстремального напряжения, превращается в свою противоположность. Это опасно, вот почему вы непремен­но найдете в ашрамах множество высокопоставленных юристов. Они истощены и измотаны собственным интеллектом, поэтому и стремятся избавиться от него. В таких условиях они станут поступать иррационально; они закроют глаза и начнут во что-нибудь веровать. Они считают, что все их обучение, доводы и доказательства никуда не привели, поэтому они отпускают интеллект. Чтобы порвать всяческие отношения с прошлым, они моментально хватаются за что-нибудь абсолютно противопо­ложное. Тогда вся толпа, отдающая дань уважения интеллекту такого высокопоставленного человека, начинает подражать ему. Эти люди могут быть очень умны и интеллектуальны, но что касается четвертого тела, то они просто ничто. Поэтому малей­шего развития четвертого тела в индивидууме будет достаточно, чтобы поставить величайшего из интеллектуалов на колени, потому что в нем будет нечто, абсолютно отсутствующее у интеллектуала.

Такой вид зависимости возникает, если четвертое тело неразвито. Тогда ум стремится ухватиться за того, чье четвер­тое тело развито, но это не поможет развить ваше четвертое тело. Только через понимание такого человека можно развить четвертое тело в себе. Но во избежание проблем с пониманием, вы просто хватаетесь за его персональность. Тогда вы говорите: «Разве есть необходимость понимать? Мы будем держаться за твои ноги, чтобы, когда ты будешь пересекать реку ада, мы тоже смогли преодолеть ее; мы зацепимся за твою лодку, чтобы попасть в рай».

Для роста осознанности необходимы страдания. Для того чтобы произошло понимание, необходима трансформация. По­нимание — это усилие, садхана. Понимание нуждается в стрем­лении, понимание — это революция. В понимании происходит трансформация, меняется все. Старое должно смениться на новое. К чему такие трудности? Лучше держаться того, кто знает. Но факт заключается в том, что невозможно достичь истины, если быть просто последователем. Человек должен идти сам. Это путь абсолютного одиночества. Поэтому любая зави­симость является препятствием.

Учитесь, понимайте и приветствуйте проблески, откуда бы они ни приходили. Но нигде не останавливайтесь; не превра­щайте в постоянное жилище место для отдыха; не хватайтесь за протянутую руку, воспринимайте ее как указатель направления. Однако вы можете повстречать многих, кто говорит: «Не ходи дальше. Оставайся здесь; это другой берег». Как я уже говорил прежде, есть много трусливых людей, стремящихся быть зави­симыми, есть и такие, кто хочет поработить их, чтобы не испытывать страха самим. Когда человек видит тысячу людей, следующих за ним, он непременно почувствует себя мудрым — почему бы еще вся эта толпа следовала за ним? Он говорит себе: «Определенно я что-то знаю, иначе, зачем же им верить мне?»

Вы удивитесь, узнав, что нередко феномен гуру вызван комплексом неполноценности, стремящимся собрать вокруг себя толпу. Гуру занимает себя увеличением количества последова­телей — тысяча, десять, двадцать тысяч. Чем больше количес­тво, тем больше он утверждается в своем знании — иначе, зачем всем этим людям следовать за ним? Такие доводы помогают ему поддерживать боевой дух. Если последователи теряются, теря­ется все. Тогда он почувствует, что все потеряно, что он ничего не знает.

Ум продолжает играть в свои игры, и лучше осознавать их. В такую игру можно играть с двух сторон. Ученик зависит от гуру, но тот, кто зависим сегодня, завтра может подчинить кого-то другого, потому что это цепная реакция. Являющийся учеником сегодня завтра становится гуру. Сколько ему оста­ваться в учениках? Если сегодня он держится за кого-то, то завтра увидит, что кто-то, в свою очередь, держится за него.

Рабство похоже на телесериал, оно так же тянется от одного к другому, и внутренней причиной зависимости является неразви­тое четвертое тело. Если вы предпримете усилия для развития этого тела, тогда вы сможете быть независимы. Тогда нет места для рабства.

Однако это вовсе не означает, что вы станете бесчеловеч­ны, что вы разорвете все связи с людьми. Скорее произойдет противоположное: там, где есть зависимость, нет взаимоотно­шения. Между мужем и женой существует зависимость. Разве не мы используем выражение «Святые узы брака»? Мы рассы­лаем приглашения со словами: «Мой сын или дочь связывает себя узами любви...» Где есть зависимость, там нет взаимоот­ношений. Да и откуда им взяться? Возможно, в отдаленном будущем отец разошлет приглашения на свадьбу со словами: «Моя дочь становится свободной в любви с таким-то». Выглядит вполне, разумно, что чья-то любовь делает человека свободным в жизни; здесь не будет рабства; девушка становится свободной в любви. Любовь должна порождать свободу. Если даже любовь порабощает, тогда что же способно освободить?

Где присутствует зависимость, там всегда есть место для несчастья, ада. Внешне все благополучно, но изнутри все прогнило, Будь то зависимость гуру—ученик, отец—сын, муж—жена или даже двух друзей: где есть рабство, там не может быть взаимоотношений. Если есть взаимоотношения, то зависимость невозможна. Хотя внешне кажется вполне естественным, что взаимоотношения присутствуют там, где имеется связь, но по сути взаимоотношения возможны только с тем человеком, с которым нас ничто не связывает. По этой причине часто происходит так, что незнакомцу мы рассказываем то, чем не поделились бы и с собственным сыном.

Я удивился, узнав, что женщина более открыта с тем, кого она повстречала всего час назад, и рассказывает ему то, о чем даже и не мечтает поведать собственному мужу. Остается фактом, что там, где нет зависимости, взаимоотношения стано­вятся легкими. Вот почему мы так хороши с незнакомыми, и не столь хороши со знакомыми. С незнакомцем нас ничто не связывает, следовательно, взаимоотношения возможны, там, где есть зависимость, взаимоотношения невозможны. Тогда, даже когда вы желаете кому-нибудь доброго утра, это кажется обязанностью.

Однако между учеником и гуру могут быть взаимоотноше­ния, они могут быть очень красивы. Но в зависимости, рабстве нет никакой красоты. Взаимоотношения подразумевают то, что освобождает.

Среди дзэн-мастеров существовал прекрасный обычай. Когда ученик заканчивал обучение, мастер приказывал ему отправиться к своему сопернику и продолжить обучение там. Он говорил: «Ты получил знание с одной стороны, теперь получи его с другой». Тогда медитирующий многие годы странствовал из монастыря в монастырь и учился у соперников своего мастера. Его мастер говорил: «Вполне возможно, что мой оппонент говорит истину. Пойди и послушай все, что ему есть сказать; тогда ты сам решишь. Вполне возможно, что, выслушав нас обоих, тебе будет легче разобраться. Возможно, истиной окажется то, что останется после того, как ты откажешься от сказанного нами обоими. Поэтому иди и ищи». Но такое происходит только после того, как духовность достигла предель­ного расцвета. Тогда ничто не сможет поработить.

Мне кажется, что, когда в этой стране создадутся условия, и мастера будут посылать своих учеников в мир, не привязывая их, это даст великолепные результаты. Кто знает, что из этого выйдет! Человек, отсылающий вас послушать других, не может быть плохим, неправильным, даже если выяснится, что все, чему он учил, — ошибочно. Когда такой человек говорит вам: «Иди и ищи повсюду, возможно, я ошибался», даже если все его знание окажется ложным, вы останетесь, благодарны ему. Он не может ошибаться, потому что именно он отослал вас на поиски.

В наши дни все стараются привязать к себе медитирующего и удержать его от ухода. Один гуру запрещает своим ученикам слушать другого гуру. В писаниях говорится: «Никогда не ходи в храм иной веры. Лучше быть раздавленным взбесившимся слоном, чем искать укрытия в чужом храме». Присутствует постоянный страх, что ученик может услышать что-нибудь. Поэтому даже если учение гуру, ставящего вас в зависимость, правильно, то сам человек ошибочен, не тот, — и вы никогда не сможете быть благодарны ему. Он сможет лишь превратить вас в раба. Он сломит ваш дух и убьет душу. При понимании этого не возникает вопроса о зависимости.


^ Вы сказали, что если шактипат истинна и чиста, то зависимости не возникает. Это так?


Совершенно верно. Не будет никакой зависимости.


Возможна ли психическая эксплуатация во имя шактипат? Как она становится возможной и каким образом медитирующему защититься?


Все возможно. Духовная эксплуатация во имя шактипат вполне возможна. Дело в том, что где есть требование, декларация, объявление, там всегда наличествует эксплуатация. Если человек заявляет, что он даст, значит, он непременно возьмет что-то взамен, потому что получение и отдача всегда идут рука об руку. Тогда он непременно возьмет что-либо, в любой форме, будь то благосостояние, поклонение или вера. Там, где настаивают на давании, там наверняка есть получение. Кто заявляет о том, что он даст, непременно еще больше заберет взамен, иначе к чему ему кричать об этом во всеуслышание?

Рыбак насаживает на крючок червяка, наживку, потому что рыба не питается крючками. Возможно, когда-нибудь рыбу обучат заглатывать крючок напрямую, но именно наживка привлекает рыбу, она заглатывает крючок с намерением пола­комиться червем. Только после заглатывания она понимает, что главным был все-таки крючок, а червяк приманкой. Но к тому времени она уже поймана.

Поэтому, когда бы на вашем пути ни повстречался человек, утверждающий, что он делает шактипат, обещающий дать вам мудрость и привести вас в самадхи, остерегайтесь. Остерегай­тесь, потому что принадлежащий реальности запредельного, никогда не рекламирует себя. Если вы скажете такому человеку: «Благодаря тебе я пережил грэйс», он ответит: Как такое возможно? Я даже не знал. Возможно, вы ошиблись. Это произошло благодаря милости Божьей». Ваши благодарности не будут признаны таким человеком; он даже не признает, что служил проводником для шактипат. Он будет настаивать, что грэйс снизошла, потому что вы заслужили ее, — это сострада­ние Господа снизошло на вас. Кто он такой? Чего он стоит? Это не его рук дело — так он ответит вам.

Иисус проходил через некое селение. К нему принесли больного. Иисус прикоснулся к человеку, и тот излечился от всех болезней. Мужчина сказал Иисусу: «Как я могу отбла­годарить Тебя? Ты вылечил все мои раны».

Иисус ответил: «Не говори так. Воздай благодарность, Кому положено. Кто я такой и что я сделал?»

Человек возразил: «Но кроме Тебя никого нет».

Тогда Иисус сказал: «Нет ни тебя, ни меня. Ты не способен лицезреть Того, кто есть, — все происходит через Него. Он исцелил тебя».

Так как же может эксплуатировать такой человек? Дня использования крючок должен быть прикрыт приманкой. Он же не хочет владеть даже приманкой, не то, что крючком. Поэтому, когда бы кто ни сулил вам золотые горы, будьте бдительны. Обещая сделать для вас это и то, он лишь прикрывает крючок приманкой. Он разжигает в вас ожидания, надежды и желания. Когда же вы, охваченные желанием, говорите: «О любимый мастер, дай ...!», он начинает требовать. Очень скоро вы узнаете, что червяк был лишь сверху, а внутри находится стальной крючок.

Поэтому будьте бдительны, когда обещают свершение чуда. Это крайне опасная территория. Избегайте пути, на котором некто ждет, чтобы стать вашим гуру. Здесь существует страх запутанности. Так как же ищущему оградить себя? Он должен держаться подальше от тех, кто делает громогласные утверждения, таким образом, он спасет себя от сетей дьявола. Не следует искать тех, кто обещает неимоверные результаты: иначе стре­мящийся может оказаться в затруднительном положении, пото­му что обещающие тоже ищут. Они ищут тех, кто может

попасться в их ловушку. Таких людей можно встретить повсю­ду. Не просите никаких духовных достижений, не принимайте никаких духовных утверждений.

Вам необходимо совершенно иное. Вам следует подготовить себя изнутри. Как только вы будете готовы, переживание непременно произойдет. Тогда оно случится посредством любо­го проводника. Проводник вторичен, он как крючок. Как только вы приобретете пальто, незамедлительно появится крюк, на который можно будет его повесить. Тогда сам крюк не столь уж и важен. Если вешалки нет, пальто можно повесить и на дверь. Если нет двери, подойдет и ветка дерева. Подойдет все что угодно, главным вопросом остается пальто. Но у нас нет пальто, в то время как крюк выкрикивает: «Иди сюда! Я крюк!» Стоит вам пойти, как вы тут же попадетесь. У вас нет пальто, так какой же смысл идти к крюку? Существует реальная опасность, что вы сами повиснете на этом крюке. Вам следует искать собственную ценность, собственные способности. Вам нужно подготовиться, чтобы суметь воспринять грэйс, когда она при­дет.

Вам вовсе не следует беспокоиться по поводу гуру; это не ваша проблема. Именно поэтому слова Кришны, обращенные к Арджуне, истинны. Он говорит: «Делай свое дело и предоставь результаты Божественному». Вас не должны волновать резуль­таты ваших деяний, так как это является препятствием. Тогда возникнут всевозможные трудности: беспокойство по поводу обилия и качества результатов. Самим волнением по поводу результатов вы сведете, на нет само действие. Вот почему главным должно быть действие.

Нас должна волновать наша собственная ценность и вос­приимчивость. В момент, когда усилие станет полным — точно так и почка достигает момента распускания, — в тот самый момент достигается все. В момент, когда бутон готов распус­титься и превратиться в цветок, солнце всегда готово; но у нас нет бутона, готового распуститься. Тогда, даже если солнце ярко сияет в небесах, оно бесполезно для нас. Поэтому не пускайтесь на поиски солнца; займитесь развитием внутреннего бутона. Солнце всегда здесь, оно всегда достижимо.

В этом мире ни один сосуд даже на мгновение не остается незаполненным. Любой объем моментально наполняется. На самом деле, быть восприимчивым и быть наполненным не является двумя событиями; это две стороны одного пережива­ния. Если выкачать весь воздух из этой комнаты, то моменталь­но свежий воздух с улицы заполнит образовавшийся вакуум. Это не два отдельных происшествия, потому что по мере того как мы будем выкачивать воздух, свежий воздух будет напол­нять комнату. Таков закон и внутреннего мира. Мы еще не вполне готовы со своей стороны, когда свершение наших усилий начинает нисходить на нас. Трудность же заключается в том, что требования начинаются задолго до нашей готовности. И тогда всегда появляются ложные предложения для ложных требований.

Некоторые люди просто поражают меня. Приходит один человек и заявляет: «Мой ум очень беспокоен; я хочу покоя» За полчаса нашего разговора выясняется, что причиной его беспокойства является безработный сын. Если сын получит работу, его ум успокоится. Этот человек пришел с тем, что он хочет покоя, но реальное желание абсолютно иное; оно не имеет никакого отношения к покою ума. Он лишь хочет, чтобы сын получил работу. Следовательно, он обратился не по адресу.

Бизнесмен от религии скажет: «Ты хочешь работу? Иди сюда. Я раздобуду для тебя работу и дам тебе покой ума. Все приходящие ко мне получают работу; приходящие сюда улуч­шают свое благосостояние, дела их идут в гору».

Вокруг такого «магазинчика» вы всегда повстречаете тех, кто скажет: «Мой сын получил работу». А другой подтвердит: «Моя жена спаслась от смерти». Третий поведает вам, что он выиграл судебное разбирательство, и так далее. Не то чтобы эти люди лгали; не являются они и агентами подобного бизнеса. Ничего подобного. Из тысячи человек десять обязательно полу­чат работу по нормальному стечению обстоятельств. Эти десять останутся, в то время как остальные девятьсот девяносто уйдут

Затем эти десять постепенно распространят слух о «чуде», и толпа увеличится. Вот почему в каждом таком «магазинчике» всегда есть продавцы и рекламирующие. Говорящие о том, что их сын получил работу, не лгут; не подкуплены они и хозяином лавки. Такой человек тоже искал, и так вышло, что его сына приняли на работу. Те, чьи сыновья не получили работу, давным-давно отправились на поиски иных гуру, которые могли бы исполнить их желания. Те же, чьи желания исполнились, зачастили в лавочку, каждый год они приходят на праздники. Толпа увеличивается день ото дня, и вокруг так называемого гуру формируется группа. Тогда их слова становятся неопро­вержимым алиби для гуру. Если желания такого количества людей исполнились, тогда чем вы-то хуже? Это приманка; крючок, на который попадается человек, внутри.

Никогда не просите, иначе вы непременно попадетесь. Приготовьте себя, остальное оставьте провидению. Пусть грэйс произойдет в самый подходящий для нее момент. Если она не происходит, знайте, что мы еще не готовы получить.

Дело в том, что вы будете вновь и вновь испытывать потребность в шактипат до тех пор, пока переживание еще не произошло. Ваша потребность брать от других существует только тогда, когда первый опыт прошел впустую. Если первое переживание шактипат произошло удачно, проблема на этом и заканчивается. Это напоминает хождение от врача к врачу, так как болезнь еще не излечена. В таком случае вполне естественно менять врачей. Но вылечившийся пациент и вовсе не подумает о враче.

Малейшее переживание проблеска во время шактипат снимает подобный вопрос. Кроме того, как только проблеск достигнут с чьей-то помощью, становится не важно, от кого получать второй. Это та же энергия, исходящая из того же источника, различен лишь проводник, — но это не становится причиной различия для самого переживания. Приходит ли свет от солнца, от электрической лампочки или от свечи — свет остается светом.

Если переживание произошло, то не будет никакой разницы и никакого вреда. Но мы отправляемся не на поиски пережива­ния. Если оно приходит во время пути — принимайте и идите дальше, но не ищите его. Как только начинается поиск пережи­вания, возникают трудности, потому что в мгновение ока на вашем пути появляются ловкачи, а не тот, кто может действи­тельно дать. Он появится только в том случае, если вы не ищете, а готовите себя. Поэтому искать и просить — неверный подход к проблеме. Позвольте переживанию произойти в свое время, позвольте свету появиться с разных сторон. Все пути докажут истинность первоначального источника. Он тот же самый; он лишь проявляется с разных сторон.

На днях кто-то рассказывал, что отправился к садху, религиозному человеку, и сказал, что истина должна быть чьей-то. Садху же возразил, что этого не может быть — истина всегда передается от одного к другому, один монах сообщает ее другому и так далее.

Тогда я объяснил этому человеку, что переживание Кришны было Его собственным. Когда садху говорил, что «такой-то получил истину от такого-то», он хотел лишь сказать, что открывающаяся истина не принадлежит только определенному человеку; до него она открылась еще кому-то. Тогда он поде­лился своим переживанием с другим, и с ним произошло то же самое. Важно отметить, что переживание происходит не посред­ством простого пересказа; рассказ о переживании происходит после того, как переживание уже произошло. Поэтому Кришна говорит Арджуне: «Мудрость, которую я передаю тебе, та же, что пришла и ко мне. Но мои слова не создадут ее в тебе. Когда это произойдет с тобой, ты сможешь рассказать об этом другим».

Не просите истины у других, потому что ее невозможно достичь через другого. Подготовьте себя к ней, и она начнет приходить к вам со всех сторон. Однажды, когда переживание произойдет, вы скажете: «Как же слеп я был, что не видел того, что излучалось на меня со всех сторон».

Слепец может сидеть под электрической лампочкой или выйти под яркие лучи солнца, но он так и не увидит свет. Однажды, если его зрение восстановится, он будет потрясен, увидев, что всегда был окружен светом. В день, когда переживание случится, вы увидите, что истина окружает вас. А до этого времени выражайте благодарность всему, посредством чего проблески истины становятся доступным вам. Получайте их, где только можно, но только не просите наподобие нищих — потому что истина недоступна нищим. Не просите истины, иначе некий обманщик обведет вас вокруг пальца. Тогда нач­нется духовная эксплуатация.

Идите по вашему пути, постоянно подготавливая себя, и где бы вы ни нашли, принимайте, предложите свою благодарность и отправляйтесь дальше; тогда, в момент полного достижения, вы не сможете сказать, что получили истину от такого-то и такого-то. В такой момент вы скажете: «Каким чудом сущее одарило меня. К кому бы я ни подходил, я получаю это от него». Тогда конечное благодарение будет направлено к сущему, а не к частному лицу.


^ Этот вопрос возник вследствие того, что воздействие шактипат со временем ослабевает.


Да, так оно и происходит. Дело в том, что воздействие через другого непременно ослабевает. Кроме того, это всего лишь проблеск, на который не следует полагаться. Вам предстоит пробудить себя: только тогда воздействие будет постоянным. Любое влияние чуждо; оно принадлежит внешнему. Я поднимаю камень и подбрасываю его ввысь: он упадет в соответствии с силой, приложенной мной. Камень не обладает собственной силой, но, поднимаясь вверх, камень может подумать, что это произошло благодаря его собственным возможностям, что теперь никто не сможет остановить его. Но ему не известно, что полет вызван посторонним воздействием: ему не известна стоящая за полетом сила. Он упадет — пролетит десять, двадцать футов, но все же упадет. Любое воздействие, приходящее от другого, ограниченно и непременно ослабевает.

Единственным преимуществом внешнего воздействия явля­ется то, что за время мимолетного проблеска вы можете отыскать свой первичный источник. Тогда постороннее влияние благотворно. Например, я поджигаю спичку: как долго будет гореть ее пламя? В данной ситуации вы можете поступить двояко: во-первых, вы остаетесь в темноте и полагаетесь на свет моей спички. Как только спичка догорит до конца, наступит кромешная мгла. Во-вторых, при свете горящей спички вы можете определить, где находится дверь, и выбежать; теперь вы больше не зависите от пламени моей спички. Вы вышли; теперь вам все равно, горит спичка или уже погасла. Теперь вы достигли места, где сияет солнце. Теперь нечто стало вечным и постоянным.

Все подобные переживания имеют только одно назначение с внешней помощью совершить нечто внутреннее. Но не ждите таких переживаний, потому что спичка догорит вновь и вновь, а вы попадете в зависимость от нее. Тогда вы будете зависеть от спички и ждать в темноте, когда же кто-то зажжет спичку, а пока она горит, вы будете умирать от страха, что пламя вот-вот погаснет, и вы вновь окажетесь в темноте. Это может стать заколдованным кругом. Не стоит останавливаться на спичке. Ее зажигают для того, чтобы вы нашли дорогу и как можно быстрее выбежали из темноты.

Это все преимущество, которое можно получить от другого. Это не может быть постоянной целью, и все же оно является достижением, которым не следует пренебрегать. Просто чудо, что мы можем так много получить от другого. Если другой мудр и понимающ, он никогда не попросит вас остаться. Он скажет: «Спичка горит, а теперь — беги, потому что вскоре ее пламя погаснет». Но если проводник предлагает вам остаться на том основании, что именно он, а не кто-то другой осветил вам путь, что вы должны принять от него инициацию и принести ему обет верности, тогда возникнет зависимость. Если он оспаривает свои права на вас и запрещает вам идти к другому или слушать чьи-то речи, тогда это становится крайне опасно.

Тогда было бы намного лучше, если бы такой человек вовсе не зажигал спичку, потому что подобным образом он причиняет огромный вред. В темноте вам удалось бы обнаружить дорогу, однажды вы достигли бы света. Но в данной ситуации вы оказываетесь в затруднительном положении, держась за его спичку. Куда же вы теперь пойдете? Одно вполне определенно такой человек каким-то образом украл свою спичку. Она не принадлежит ему; иначе он знал бы ее предназначение. Он бы знал, что она служит для того, чтобы помочь человеку выйти из мрака, а не для остановки и сдерживания прогресса.

Следовательно, он продает вам краденую спичку. Такой человек заявляет, что все, получившие проблески истины с его помощью, должны остаться с ним и поклоняться ему — и точка! Сначала темнота преграждала дорогу, теперь такой вот гуру. Но темнота лучше, чем требующий гуру, потому что она не протягивает к вам руки, чтобы остановить вас. Препятствие темноты пассивно, гуру же активен. Он схватит вас за руку и преградит путь со словами: «Это нечестно, это предательство с твоей стороны».

Несколько дней назад девушка рассказала мне, что ее гуру возражал против того, чтобы она пришла и послушала меня. Гуру сказал: «Как муж и жена принадлежат друг другу и никому другому, точно так же предательство ученика является грехом». Он прав, — но у него краденые спички. Украсть спичку легко, в писаниях много доступных мест.


^ Может ли гореть украденная спичка?


Дело в том, что не видевший света не может сказать, что именно зажгли с целью показать ему дорогу. Только увидев истинный свет, он может судить о том, что же это было. Он узнает не только, что именно зажгли, но и то, зажгли ли что-то на самом деле или его только заставили вообразить, что спичка была зажжена.

Как только вы увидите свет, девяносто девять процентов гуру окажутся друзьями темноты и врагами света. Только тогда мы узнаем, какую опасность являют собой эти люди: они агенты мрака.


3662474822632560.html
3662577030773945.html
3662624721577756.html
3662735534020691.html
3662852719463039.html