Введение - Книга предназначена, в первую очередь, для специалистов сферы психического здоровья психиатров, психологов,...

Введение

Се­год­ня од­ним из са­мых расп­рост­ра­нен­ных тер­ми­нов, ко­то­рый по­ня­тен поч­ти каж­до­му вне за­ви­си­мости от про­фес­сии, об­ра­зо­ва­ния и сфе­ры дея­тель­ности, яв­ляет­ся тер­мин стресс. Для ме­ди­цинс­кой нау­ки он не яв­ляет­ся сов­сем но­вым, так как во­шел в наш оби­ход в се­ре­ди­не 20-го ве­ка, од­на­ко в ны­неш­них ус­ло­виях приоб­рел осо­бое зву­ча­ние и ак­туаль­ность. Он стал настоль­ко расп­рост­ра­нен­ным, всеобъем­лю­щим и при­выч­ным, что по­рой ка­жет­ся очень по­нят­ным.

Бо­лее то­го, ощу­ще­ние «зна­ния сущ­ности» стрес­са как бы сти­рает грань меж­ду про­фес­сио­на­ла­ми, вла­дею­щи­ми этим пред­ме­том, и те­ми, кто «во­лею слу­чая» или «зап­ро­са­ми жиз­ни» стал за­ни­мать­ся воп­ро­са­ми пси­хи­чес­ко­го здо­ровья и па­циен­та­ми. В ре­зуль­та­те тер­мин «стресс» стал мостом, пе­ре­ки­ну­тым меж­ду про­фес­сио­на­ла­ми и ди­ле­тан­та­ми, меж­ду вра­чом и па­циен­том, меж­ду раз­лич­ны­ми спе­циа­листа­ми сфе­ры пси­хи­чес­ко­го здо­ровья и обы­ва­те­ля­ми. На са­мом же де­ле всё го­раз­до слож­нее и си­туа­ция на­по­ми­нает, го­во­ря сло­ва­ми Воль­те­ра, «пол­ней­шую ме­та­фи­зи­ку», ког­да «…слу­шаю­щий ни­че­го не по­ни­мает, и… го­во­ря­щий по­ни­мает не боль­ше».

И тем не ме­нее тер­мин «стресс» счи­тает­ся од­ним из сим­во­лов 20-го ве­ка и это не столь­ко дань мо­де, сколь­ко от­ра­же­ние на­сущ­ной пот­реб­ности по­нять, что же дви­жет раз­ви­тием че­ло­ве­ка, ка­ко­ва его связь с ми­ром и как он вы­жи­вает, ка­ко­ва обоб­щаю­щая кон­цеп­ция че­ло­ве­ка, от че­го за­ви­сит его здо­ровье, бла­го­по­лу­чие и раз­ви­тие. Г. Селье, ав­тор уче­ния о стрес­се, расс­мат­ри­вал его как необ­хо­ди­мый и неотъем­ле­мый ком­по­нент жиз­ни и раз­ви­тия че­ло­ве­ка. За этим «всем по­нят­ным тер­ми­ном» скры­вает­ся фун­да­мен­таль­ное по­ня­тие о че­ло­ве­ке и его жиз­ни. Крат­ко проб­ле­му мож­но вы­ра­зить фор­му­лой жиз­ни: стресс + пси­хи­чес­кая уяз­ви­мость + об­щий адап­та­цион­ный синд­ром (Та­де­во­сян А.С., 2002). Бла­го­да­ря на­ли­чию пси­хи­чес­кой уяз­ви­мости че­ло­век в состоя­нии восп­ри­нять все из­ме­не­ния во вне, все мно­гооб­ра­зие воз­дейст­вую­щей на не­го лю­бой ин­фор­ма­ции и фак­то­ров (стрес­со­ров). Бо­лее то­го, он не просто восп­ри­ни­мает, но и оце­ни­вает их сте­пень уг­ро­зы для не­го

С древ­ней­ших вре­мен че­ло­век стре­мил­ся за­щи­тить се­бя от опас­ностей, ко­то­ры­ми бы­ла на­сы­ще­на при­ро­да, и постоян­но уг­ро­жа­ли ему. Он пы­тал­ся все­ми си­ла­ми ос­во­бо­дить­ся от за­ви­си­мости от ее неб­ла­гоп­рият­ных влия­ний и преоб­ра­зо­вал естест­вен­ный мир в мир ис­кусст­вен­ный, в ко­то­ром ус­ло­вия су­щест­во­ва­ния бы­ли луч­ше и бе­зо­пас­нее. В эту но­вую сре­ду он пе­ре­вел всю суть свое­го бы­тия. Но в про­цес­се раз­ви­тия соз­дан­ной че­ло­ве­ком ци­ви­ли­за­ции все бо­лее вы­ри­со­вы­ва­лись не­га­тив­ные ас­пек­ты его жиз­нен­ной ориен­та­ции. Как пи­шет Вла­дис­лав Зик­мунд (1987), бу­ду­чи неотъем­ле­мой состав­ной частью при­ро­ды, «че­ло­век без постоян­ной свя­зи с ней не мог бы воз­ник­нуть и раз­ви­вать­ся как био­ло­ги­чес­кий вид. В ее естест­вен­ном ок­ру­же­нии он соз­да­вал…сре­ду, в ко­то­рой раз­ви­вает­ся как об­щест­вен­ное су­щест­во». Имен­но в этом все от­чет­ли­вее ста­ли прояв­лять­ся оп­ре­де­лен­ные про­ти­во­ре­чия. У че­ло­ве­ка всег­да бы­ло мно­го естест­вен­ных вра­гов, но еще боль­ше их – вра­гов, ко­то­рых он сам соз­дал се­бе в ок­ру­жаю­щей сре­де и соз­дан­ном им са­мим об­ра­зе жиз­ни. Еще с ан­тич­ных вре­мен бы­ло при­ня­то счи­тать, что воз­ник­но­ве­ние бо­лез­ней, в том чис­ле и пси­хи­чес­ких, их прояв­ле­ния и ди­на­ми­ка за­ви­сят от очень мно­гих фак­то­ров. Сре­ди них от­ме­ча­лись кли­ма­ти­чес­кие ус­ло­вия, ха­рак­тер пи­та­ния, об­раз жиз­ни, упот­реб­ле­ние, а часто и злоу­пот­реб­ле­ние ал­ко­го­лем, не­ко­то­ры­ми ток­си­чес­ки­ми ве­щест­ва­ми, трав­мы и т.д. Ани­мисти­чес­кие и ре­ли­гиоз­но-мисти­чес­кие под­хо­ды к по­ни­ма­нию пси­хи­чес­кой па­то­ло­гии в кон­це сред­них ве­ков посте­пен­но ста­ли приоб­ре­тать не­кую нау­кооб­раз­ность имен­но бла­го­да­ря то­му, что ста­ли ис­кать при­чи­ны бо­лез­ней не в ка­ких-то по­тусто­рон­них ипоста­сях, а конк­рет­но в че­ло­ве­ке, в той сре­де, в ко­то­рой он оби­тает, в той жиз­ни, ко­то­рую он ве­дет.

Пер­вые из­вест­ные нам опи­са­ния пси­хи­чес­ко­го (пси­хо­ло­ги­чес­ко­го) состоя­ния че­ло­ве­ка, свя­зан­ные с прео­до­ле­нием пси­хи­чес­кой трав­мы, из­вест­ны еще с 1666 го­да (Daly R.J., 1983), ког­да в Лон­до­не был боль­шой по­жар (так на­зы­вае­мый днев­ник Samuel Pepys-а). Дан­ный слу­чай по­ка­зы­вает, с од­ной сто­ро­ны, роль фак­то­ров внеш­ней сре­ды, с дру­гой, - связь пси­хи­чес­ких на­ру­ше­ний с этой сре­дой.

На­чи­ная с эпо­хи Эс­ки­ро­ля, ста­ли об­ра­щать вни­ма­ние на со­циаль­но-куль­ту­раль­ные фак­то­ры, вы­де­ля­лись не­га­тив­ные влия­ния ци­ви­ли­за­ции. В пе­риод ев­ро­пейс­ких бур­жуаз­ных ре­во­лю­ций на ру­бе­же 18 - 19-го ве­ков фран­цузс­кий врач и фи­ло­соф Ка­ба­нис ука­зы­вал на зна­че­ние «об­щест­вен­ной обста­нов­ки, при ко­то­рой жи­вет и ра­бо­тает че­ло­ве­чес­кий мозг» в ка­чест­ве при­чи­ны пси­хи­чес­ких за­бо­ле­ва­ний. Он пи­сал: «Ког­да со­циаль­ная жизнь пост­рое­на урод­ли­во и жесто­ко, моз­го­вая дея­тель­ность ча­ще отк­ло­няет­ся от пра­виль­но­го пу­ти» (цит. по Кан­на­бих Ю.В., 1929).

В кон­це 19-го ве­ка Крафт-Эбин­г пред­ло­жил фор­му­лу «си­фи­ли­за­ция-ци­ви­ли­за­ция» (цит. по Кан­на­бих Ю.В., 1929). Bird опи­сал «аме­ри­канс­кий нев­роз», свя­зан­ный с ус­ло­вия­ми жиз­ни и ин­дуст­риа­ли­за­цией. И вплоть до кон­ца 20-го ве­ка пси­хиат­рия ста­ра­лась най­ти при­чи­ны и разг­ра­ни­чить кли­ни­чес­кие рам­ки пси­хи­чес­ких за­бо­ле­ва­ний. Она диф­фе­рен­ци­ро­ва­лась в кли­ни­чес­кую, со­циаль­ную, эко­ло­ги­чес­кую, су­деб­но-ме­ди­цинс­кую, ге­рон­то­ло­ги­чес­кую и дру­гие ви­ды. Свое спе­ци­фи­чес­кое место имеет в этом ря­ду пси­хиат­рия ка­таст­роф и чрез­вы­чай­ных си­туа­ций, пост­роен­ная на кон­цеп­ции стрес­са.

Жизнь че­ло­ве­ка представ­ляет со­бой неп­ре­рыв­ную че­ре­ду раз­лич­ных ви­дов дея­тель­ности, нап­рав­лен­ных на ре­ше­ние, прео­до­ле­ние проб­лем, ко­то­рые встают пе­ред ним или соз­дают­ся им са­мим. В своем дви­же­нии на пу­ти прео­до­ле­ния проб­лем он до­би­вает­ся ус­пе­хов и тер­пит неу­да­чи, ко­то­рые, так или ина­че, вы­зы­вают стрес­со­вые состоя­ния. В на­ше, пе­ре­на­сы­щен­ное со­бы­тия­ми вре­мя, стресс поисти­не стал ос­нов­ным со­дер­жа­нием жиз­ни мил­лио­нов лю­дей, не­за­ви­си­мо от то­го, в ка­кой стра­не жи­вут лю­ди – раз­ви­тых или раз­ви­ваю­щих­ся. В од­них стра­нах от­ме­чает­ся яв­ный «из­бы­ток» стрес­са, в дру­гих – его не­достает. И при­хо­дит­ся его «соз­да­вать», пос­коль­ку от­сутст­вие пос­лед­не­го так­же чре­ва­то па­то­ло­ги­чес­ки­ми из­ме­не­ния­ми в об­щест­ве. В ря­де же раз­ви­ваю­щих­ся стран че­ре­дую­щие­ся друг за дру­гом при­род­ные и тем бо­лее тех­но­ген­ные (ант­ро­по­ген­ные) ка­таст­ро­фы, нео­бы­ден­ные «со­цио­ген­ные» со­бы­тия, соп­ро­вож­даю­щие­ся глу­бо­ки­ми пе­ре­жи­ва­ния­ми и реф­лек­сией, при­во­дят к «эпи­де­мии» стрес­со­вых на­ру­ше­ний.

Бур­ное раз­ви­тие со­бы­тий в кон­це 20-го ве­ка, проя­вив­ших­ся со­циаль­но-по­ли­ти­чес­ки­ми и эко­но­ми­чес­ки­ми ка­так­лиз­ма­ми, бе­зус­лов­но, ска­за­лось и от­ра­зи­лось на уров­не об­щест­вен­но­го и ин­ди­ви­дуаль­но­го соз­на­ния. Ди­на­ми­ка «но­вой жиз­ни» сфор­ми­ро­ва­ла но­вое ми­ро­возз­ре­ние и ми­ро­восп­рия­тие, при­ве­ла к пе­рео­цен­ке мо­раль­но-нравст­вен­ных норм и устоев, соз­да­ла но­вые цен­ности, ко­то­рые в со­во­куп­ности во всех пост­со­ветс­ких го­су­дарст­вах при­ве­ли к си­туа­ции нап­ря­же­ния на всех уров­нях дея­тель­ности че­ло­ве­ка – го­су­дарст­вен­ном, об­щест­вен­ном, се­мей­ном, лич­ном, лич­ност­ном. Вы­со­кий уро­вень нап­ря­жен­ности во мно­гих стра­нах и ре­гио­нах под­дер­жи­вает­ся на­ли­чием воен­ных конф­лик­тов, постоян­ной уг­ро­зы со сто­ро­ны бое­ви­ков и тер­ро­ристов, ак­ти­ви­за­цией кри­ми­наль­ных струк­тур, сла­бостью и не­состоя­тель­ностью си­ло­вых струк­тур. В под­дер­жа­нии вы­со­ко­го уров­ня нап­ря­же­ния су­щест­вен­ную роль иг­рают ант­ро­по­ген­ные и при­род­ные ка­таст­ро­фы – от участив­ших­ся транс­порт­ных и про­мыш­лен­ных ава­рий до зем­лет­ря­се­ний и на­вод­не­ний. Но­вый ви­ток нап­ря­жен­ности в ми­ре, чре­ва­тый уже но­вы­ми, еще бо­лее ужа­саю­щи­ми пос­ледст­вия­ми, на­чал­ся 11 сен­тяб­ря 2001 го­да. Че­ло­ве­чест­во по­ня­ло, а силь­ные ми­ра се­го, по край­ней ме­ре, долж­ны по­нять, что не бу­дет где-ли­бо в ми­ре, да­же в са­мой Аме­ри­ке, ми­ра и бла­го­по­лу­чия, ес­ли где-то ря­дом несп­ра­вед­ли­во поп­ра­ны пра­ва лю­дей – по­ли­ти­чес­кие ли, эт­ни­чес­кие ли, куль­ту­раль­ные ли. Сло­вом все те пра­ва и цен­ности, ко­то­рые под­вер­гают­ся двой­ной стан­дар­ти­за­ции. Мир се­год­ня не тот, что был 10, 30 или 50 лет на­зад! Со­бы­тия кон­ца ок­тяб­ря 2002 го­да в До­ме куль­ту­ры в Моск­ве в ря­ду по­доб­ных со­бы­тий вряд ли поста­ви­ли точ­ку…

С.Л. Ру­бинш­тейн (1989) пи­сал: «...Че­ло­век лишь постоль­ку и яв­ляет­ся лич­ностью, пос­коль­ку он имеет свою исто­рию. В хо­де этой ин­ди­ви­дуаль­ной исто­рии бы­вают и свои «со­бы­тия» - уз­ло­вые мо­мен­ты и по­во­рот­ные эта­пы жиз­нен­но­го пу­ти ин­ди­ви­да, ког­да с при­ня­тием то­го или ино­го ре­ше­ния на бо­лее или ме­нее дли­тель­ный пе­риод оп­ре­де­ляет­ся жиз­нен­ный путь че­ло­ве­ка,…по ме­ре то­го, как че­ло­век приоб­ре­тает жиз­нен­ный опыт, пе­ред ним не толь­ко отк­ры­вают­ся все но­вые сто­ро­ны бы­тия, но проис­хо­дит бо­лее или ме­нее глу­бо­кое пе­реос­мыс­ле­ние жиз­ни. Этот про­цесс ее пе­реос­мыс­ле­ния, про­хо­дя­щий че­рез всю жизнь че­ло­ве­ка, об­ра­зует са­мое сок­ро­вен­ное и ос­нов­ное со­дер­жа­ние его су­щест­ва, оп­ре­де­ляет мо­ти­вы его дейст­вий и внут­рен­ний смысл тех за­дач, ко­то­рые он раз­ре­шает в жиз­ни». В на­ше вре­мя все ча­ще и ча­ще за­да­ча «пе­реос­мыс­ле­ния» жиз­ни воз­ни­кает в свя­зи с необ­хо­ди­мостью прео­до­ле­ния экст­ре­маль­ных си­туа­ций. Уро­вень трав­ма­ти­за­ции об­щест­ва неп­ре­рыв­но растет, а это зна­чит, что сов­ре­мен­но­му че­ло­ве­ку все ча­ще и ча­ще при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с воз­дейст­вием раз­лич­ных экст­ре­маль­ных трав­ма­ти­чес­ких фак­то­ров, пе­ре­жи­вать пси­хи­чес­кий трав­ма­ти­чес­кий стресс, по­ни­мать бесс­мыс­лен­ность трав­ма­ти­чес­ких пе­ре­жи­ва­ний. Ак­туа­ли­зи­рует­ся слож­ная за­да­ча поис­ка смыс­ла и смыс­лооб­ра­зо­ва­ния в из­ме­нив­шем­ся и постоян­но ме­няю­щем­ся со­циаль­ном прост­ранст­ве.

По­ли­ти­чес­кие, эко­но­ми­чес­кие, куль­ту­раль­ные и дру­гие из­ме­не­ния в ми­ре, ока­зы­вая воз­дейст­вие на ор­га­низ­мен­ном, пси­хи­чес­ком, лич­ност­ном уров­нях, вы­зы­вают воз­ник­но­ве­ние бо­лез­нен­ных состоя­ний. При­чем от крат­ков­ре­мен­ных и пре­хо­дя­щих, от пси­хо­ло­ги­чес­ки по­нят­ных и адек­ват­ных до стой­ких, прог­рес­си­рую­щих, дли­тель­ных стра­да­ний со­ма­ти­чес­ко­го, пси­хи­чес­ко­го и лич­ност­но­го ха­рак­те­ра. При­чи­на их кроет­ся в раз­ры­ве меж­ду тре­бо­ва­ния­ми ме­няю­щих­ся об­щест­вен­ных и эко­но­ми­чес­ких от­но­ше­ний и впол­не устояв­ши­ми­ся лич­ност­ны­ми уста­нов­ка­ми и сте­рео­ти­па­ми. Это при­во­дит к так на­зы­вае­мо­му кри­зи­су иден­тич­ности, Этот кри­зис прояв­ляет­ся неод­ноз­нач­но. По­ло­жий Б.С. (1993) вы­де­ляет че­ты­ре ва­риан­та кри­зи­са: 1) ано­ми­чес­кий, ха­рак­те­ри­зую­щий­ся пас­сив­ным ухо­дом в се­бя (40% слу­чаев кри­зи­са иден­тич­ности); 2) дис­со­циаль­ный ва­риант (12%), ха­рак­те­ри­зую­щий­ся ростом аг­рес­сив­ности, не­тер­пи­мости, раз­ру­ши­тель­но­го сти­ля по­ве­де­ния; 3) не­га­ти­висти­чес­кий или па­ссив­но-аг­рес­сив­ный ва­риант (27%), ко­то­рый оп­ре­де­ляет­ся за­вуа­ли­ро­ван­ной, скры­той аг­рес­сией, ри­гид­ностью мыш­ле­ния; 4) ма­ги­чес­кий ва­риант (21%), вы­ра­жаю­щий­ся ухо­дом в мир мисти­ки, ма­гии и ир­ра­цио­наль­но­го.

Заключая выше изложенное, можно заметить, что эволюция че­ло­ве­ка есть история о том, как человек попал в капкан, поставленный им самим. Настоя­щее исс­ле­до­ва­ние про­во­ди­лось в те­че­ние 1988 - 2002 го­дов и ос­но­ва­но, фак­ти­чес­ки, на 13-лет­нем наб­лю­де­нии за состоя­нием пси­хи­чес­ко­го здо­ровья лиц, пе­ре­жив­ших зем­лет­ря­се­ние, де­пор­та­цию, вой­ну, эко­но­ми­чес­кий и со­циаль­но-по­ли­ти­чес­кий кри­зис. Оно имеет целью ос­ве­тить проб­ле­му стрес­са и вы­зы­вае­мых им расст­ройств, обус­лов­лен­ных из­ме­не­ния­ми в систе­ме со­циаль­ных уста­но­вок, ориен­та­ций и цен­ностей, транс­фор­ма­ций в об­ласти тра­ди­цион­но­го ми­ро­возз­ре­ния, обус­лов­лен­ных сов­ре­мен­ным по­ли­ти­чес­ким и со­циаль­но-эко­но­ми­чес­ким кри­зи­сом ар­мянс­ко­го об­щест­ва. Мы изу­ча­ли пос­ледст­вия стрес­са са­мо­го раз­но­го со­дер­жа­ния и ха­рак­те­ра, у са­мых раз­ных лю­дей – ле­чив­ших­ся в боль­ни­цах и да­же не пред­по­ла­гаю­щих об­ра­тить­ся к вра­чу, пос­коль­ку их выс­ка­зы­ва­ния по по­во­ду здо­ровья, с их точ­ки зре­ния, «ни­че­го об­ще­го с бо­лезнью не имеют». Мы не­на­вяз­чи­во изу­ча­ли родст­вен­ни­ков на­ших па­циен­тов, на­ших со­се­дей и всех тех, кто хоть сколь­ко-ни­будь об­на­ру­жи­вал с на­шей точ­ки зре­ния «стрес­со­вые пе­ре­жи­ва­ния».

Настоя­щая ра­бо­та вклю­чает наш опыт ра­бо­ты в зо­не Спи­такс­ко­го зем­лет­ря­се­ния, обоб­щен опыт «тем­ных и хо­лод­ных» дней энер­ге­ти­чес­ко­го кри­зи­са; представ­ле­ны исс­ле­до­ва­ния, пос­вя­щен­ные «бое­вой трав­ме», опи­са­ны постст­рес­со­вые расст­ройст­ва, обус­лов­лен­ные со­циаль­ны­ми ка­так­лиз­ма­ми. Здесь же сде­ла­на по­пыт­ка, исс­ле­до­вать го­су­дарст­во и со­циум как объек­ты и субъек­ты стрес­со­во­го воз­дейст­вия.


..Все, к че­му стре­мит­ся ду­ша и что она пре­тер­пе­вает,
окан­чи­вает­ся счаст­ли­во, ес­ли ею уп­рав­ляет ра­зум, и
нес­част­ли­во - ес­ли без­рас­судст­во.

Сок­рат



3661138106593923.html
3661295007384736.html
3661369887197759.html
3661454465413247.html
3661563084209973.html