А. А. Леонтьев (председатель), Д. А. Леонтьев, В. В. Петухов, Ю. К. Стрелков, А. Ш. Тхостов, И. Б. Ханина, А. Г. Шмелев - страница 22

^ М. В. Кишко. ИССЛЕДОВАНИЕ ИМПЛИЦИТНЫХ ТЕОРИЙ МЕЖЛИЧНОСТНОГО КОНФЛИКТА
Тюменский государственный университет.


Представления о стратегиях взаимодействия людей в конф­ликте (Томас) уже устоялись в психологии. Однако мы остаемся

87

на уровне констатации их наличия, не имея объяснений, что определяет поведение человека в конфликте. Вместе с тем, опыт показывает, что в различных ситуациях человек ведет себя по-разному, и даже в ходе одного конфликтного взаимодействия человек может воспользоваться различными стилями поведе­ния, поэтому прогностическая сила результатов по Томасу не­велика. В связи с этим встает необходимость понимания причин, определяющих выбор стратегии участия в конфликте. Цель ис­следования – изучение зависимости типа взаимодействия партнеров в конфликте от имплицитных теорий конфликта, ко­торыми руководствуются его участники.

Адекватным теоретическим средством, объясняющим пове­дение человека (прогноз) является понятие имплицитных тео­рий (^ Брунер), которые традиционно используются по отношению к теориям личности (Келли). Имплицитную теорию, касающу­юся восприятия конфликтной ситуации (образа конфликта) уча­стниками взаимодействия, мы будем называть имплицитной теорией межличностного конфликта. Специфика восприятия кон­фликтной ситуации участниками конфликта, результатом ко­торой является построение образа конфликта, является одной из субъективных причин, способствующих возникновению кон­фликта и выбору способа поведения в нем (Л. А. Петровская, С. В. Ковалев). Восприятие конфликтной ситуации основано на взаимосвязанной системе конструктов – "своеобразных инди­видуальных семантических карт" (Франселла, Баннистер). Кон­структы как единство удерживаются благодаря синтезирующей роли глубоких слоев образа мира субъекта (Смирнов, Петухов, Артемьева). Е. Л. Доценко предлагает различать уровень семан­тических формул, уровень конструктов, уровень базовых допу­щений о мире и уровень прототипических схем, что позволяет более полно изучить субъективные факторы, влияющие на фор­мирование имплицитной теории конфликта.

Стремление объяснить поведение требует использовать по­нятие имплицитной теории и в отношении инструментальной сферы психики. Рассмотрение смысла как тройственного морфизма предметного, операционального и аффективно-мотива-ционного содержания (Шмелев), позволяет выявлять в межличностном конфликте операциональную сторону смысло­вых систем. Для исследования поведения (действий, операций) требуется модификация используемых методик.

88

Методика. Содержание уровня конструктов исследовалось с помощью модификации техники репертуарных решеток: испы­туемых просили в качестве конструкта называть действие, а не признак, объединяющий объекты оценки. Для выявления со­держания на уровне базовых допущений был использован Маст-тест, позволяющий выделять такие параметры как Оценка, Долженствование и Действие. Для выявления вероятных прото­типических схем было привлечено клиническое интервью, воп­росы которого были направлены на выяснение образца субъективного опыта, используемого как шаблон поведения в конфликтной ситуации. Конфликтный стиль исследовался с помощью методики Томаса.

Результаты. С помощью кластерного анализа были выделены кластеры конструктов и кластеры объектов, каждому кластеру объектов был поставлен в соответствие тот или иной полюс кластеров конструктов. Были построены бипольные структуры конструктов, представленных отдельно друг от друга (по коли­честву кластеров). На один конец биполя вносился положитель­ный полюс кластера, на другой – противоположный полюс. Изображение всех взаимных соединений кластеров объектов и биполей (связи между кластерами объектов и полюсами биполей) можно рассматривать как карту размещения биполей и объек­тов – визуальное представление имплицитной теории конфликта). На карту же вписывались полученные в результате контент-анализа базовые допущения и информация о прототи­пических ситуациях.

Анализ карт размещения биполей и объектов выявил следу­ющие особенности: когнитивной сложности соответствует боль­шее количество базовых допущений, описание прототипических ситуаций также оказывается более детализированными. Вероят­но, такое сочетание позволяет человеку быть более гибким в выборе стратегии поведения в конфликте. Наоборот, у человека с когнитивной простотой арсенал стилей поведения невелик, на наш взгляд, именно от этого иногда создается впечатление, что человек использует в конфликте одну и ту же стратегию (по Томасу).

^ По содержанию карт: базовые допущения, ориентирован­ные на избегание конфликта, подкрепленные прототипическими схемами с тем же содержанием, выражаются в

89

противопоставлении себя группе объектов: Опасный, Отверга­ющий, Начальник. Например, отнесение себя к группе Счастли­вый, Преуспевающий, Начальник, Опасный предположительно настраивает на занятие активной, атакующей позиции, кото­рая в базовых допущениях выражается в виде утверждения "если не буду подавлять, то проиграю". Было выделено несколько видов устойчивых сочетаний "конструкты – объекты – базовые допущения – прототипические ситуации", что явно превышает количе­ство стилей по Томасу. Это повышает возможность предсказывать поведение человека в конфликте.

Перед нами встала проблема проверки прогностической силы получаемых данных, меру совмещения имплицитности (внут­ренних, субъективных переменных) и ситуативности (внешне­го проявления внутренних переменных). Такая проверка сейчас производится на материале тренинговых квазиконфликтов.

Введение понятия "имплицитная теория конфликта" дало возможность выявить факторы, влияющие на тот или иной спо­соб участия в конфликте, что позволяет выйти на решение при­кладных задач.

3621809023163894.html
3621959286532191.html
3622112899991686.html
3622212543787773.html
3622259323741733.html